Золотая «Звезда» космической разведки
14 июня 2021 года
19:55
Золотая «Звезда» космической разведки
Текст новости:
Как в СССР родилась и работала первая система наблюдения за орбитальными спутниками-разведчиками

Связанные объекты: #Звезда (найти в новостях), #СССР (найти в новостях).

Текст со страницы (автоматическое получение):
Президент США Д.Эйзенхауэр на ракетном полигоне мыса Канаверал
Мало кому известная система космического слежения «Звезда», действовавшая во времена СССР в интересах Главного разведывательного управления Генерального штаба, была разработана советскими специалистами в целях обороны и безопасности страны. Она вела эффективное слежение за шпионскими космическими аппаратами США.
Но первыми здесь были не мы. Американцы оказались прагматичнее нас, рассматривая космос прежде всего с военной точки зрения. Спутники могут вполне законно приближаться и наблюдать за любым объектом на чужой территории на расстоянии 100 километров. Еще в 1955–1956 годах США организовали специальную разведывательную операцию – запускали в наше воздушное пространство стратосферные дрейфующие шары-разведчики, снабженные фотографическим оборудованием. Главными объектами их интереса были ракетные полигоны под Волгоградом и в Средней Азии, а также Семипалатинский исследовательский центр ядерного оружия.
Стартовали они с территории ФРГ и Великобритании. Шары перемещались вместе с воздушными потоками со скоростью ветра. Их несло с запада на восток, средняя скорость – 150 километров в час. Высота полета составляла 8–10 тысяч метров.
Можно встретить публикации, где говорится, что сбить их не представлялось возможным. Это неправда. Войскам ПВО удалось быстро справиться со сложностями, связанными с небольшой скоростью шаров-шпионов. Что касается их малой радиолокационной видимости, то тут помогли военные радиоразведчики. Американцы ставили на каждом коротковолновый передатчик. Он автоматически включался через определенные промежутки времени и в телеграфном режиме передавал позывной. Это помогало радиопеленгаторным станциям США делать проводку шара-шпиона. Но наша радиоразведка таким же образом отслеживала их дрейф.
В целом итог спецоперации был для разведки США совсем не утешительным. Часть шаров потеряна, многие попали в руки советских военных специалистов.
Не помогли американцам особо и высотные самолеты-разведчики U2, хотя им удалось заснять некоторые секретные объекты, в частности ракетный полигон Тюратам. Но шпионские полеты бесславно закончились 1 мая 1960 года, когда Dragon Lady сбили над Свердловском, а пилот Фрэнсис Пауэрс оказался на скамье подсудимых. После чего реальной альтернативой воздушной разведке могли стать только спутники-шпионы.
Проект «Корона»
За несколько месяцев до того, как президент США Дуайт Эйзенхауэр во всеуслышание заявил о намерении страны запустить в течение Международного геофизического года научный искусственный спутник, командование ВВС при поддержке ЦРУ объявило конкурс на создание стратегической спутниковой системы для получения детальных изображений земной поверхности.
В 1956 году в Центре авиационных разработок на авиабазе «Райт-Паттерсон» в Дейтоне над проектом трудилась группа военных инженеров-конструкторов. Работа шла ни шатко ни валко. Однако после запуска в октябре 1957 года Советским Союзом искусственного спутника Земли проекту дали высший приоритет.
“ Наконец после недельного поиска удалось впервые принять сигналы американского военного стратегического спутника ДСЦС-2. Причем снять очень важную информацию ”
В феврале 1958-го была утверждена обновленная программа запуска спутников-шпионов. Руководило ею ЦРУ, финансировавшее создание орбитального аппарата и оптической камеры. ВВС курировали постройку ракеты-носителя. Во главе сверхсекретного проекта, получившего громкое название «Корона», встал опытный разведчик Ричард Биссел-младший. Прежде он занимался разведывательной программой U2. В качестве легенды прикрытия ЦРУ использовало идею запуска якобы научного биоспутника «Дискаверер», в котором на орбиту запускались мыши. В контейнер возвращаемой капсулы иногда помещали и мышей, но главная задача была иной.
Программа «Дискаверер» захромала с самого начала. Прерывалась связь с аппаратом, запуски завершались авариями, спутники теряли ориентацию. Успех пришел только в августе 1960 года. «Дискаверер-13» отработал штатно и через сутки сбрасываемую капсулу подобрали американские корабли. На пресс-конференции США громко заявили о себе как о лидере космической гонки.
Запуски американских спутников-шпионов, разумеется, не вызвали восторга у руководителей Советского Союза. Никита Хрущев угрожал, что эти спутники постигнет участь самолета Пауэрса. Однако в Штатах знали, что достать их космические аппараты СССР не сможет. Более того, они еще активнее стали развивать свою шпионскую космическую программу: наряду с аппаратами «Дискаверер» начали запускать спутники «Самос», предназначенные для ведения обзорной фоторазведки. 9 августа 1960 года директор ЦРУ Аллен Даллес подписал директиву о создании Комитета по воздушной и космической разведке.
В 1961 году США вывели на орбиту уже 32 спутника, в том числе 12 «Дискавереров», пять «Эксплореров», три «Танзита», два «Лидаса», один «Самос».
Станция радиоразведки в Чабанке под Одессой
Разумеется, не все были разведывательными. Некоторые использовали для исследования метеорологических условий, навигации, связи, засечки ядерных взрывов. Однако их становилось с каждым месяцем все больше, и жизнь выдвигала важнейшую и в данном случае первоочередную задачу – понять, что за спутники летают над нашей территорией, научиться отличать активно действующие аппараты от ступеней ракет-носителей и спутников, прекративших свою работу. То есть следовало разобраться в предназначении каждого объекта, определить степень угрозы, которую он несет.
Радио- и радиотехническая разведка были в числе первых, кто вел слежение за иностранными космическими аппаратами. Не все в ГРУ однозначно положительно относились к этим работам. Ведь и вправду – прямого указания следить за спутниками-шпионами США не было. С другой стороны, энтузиасты этого дела понимали, что пока в нашей стране кроме них наблюдать за космическими шпионами некому. Горячим сторонником привлечения радио- и радиотехнической разведки к подобной работе стал замначальника управления ГРУ генерал Михаил Рогаткин.
Михаил Иванович – выпускник Военной электротехнической академии. В предвоенные годы службу проходил начальником лаборатории НИИ связи и особой техники РККА. Под его руководством создан радиопеленгатор для фронтовой разведки. Во время войны Рогаткин – заместитель начальника отдела радиоразведки ГРУ. Он же формировал первые части радиопомех, стал начальником отдела радиопомех управления войсковой разведки ГРУ. Вместе с подчиненными занимался разработкой тактики действия дивизионов радиопомех, вооружением их спецтехникой, организацией подготовки и обучения кадров.
После войны его возвращают в центральный аппарат в Москве. Он стал генерал-майором, лауреатом Ленинской премии, заместителем начальника управления. Обосновал необходимость создания нового направления – радиотехнической разведки, главными объектами которой стали радиолокационные и иные средства управления оружием. В 1955 году для этого организовали 6-е управление ГРУ.
Рогаткин был одним из первых, кто почувствовал перспективность ведения разведки из космоса, и выступал за развертывание Центра космической разведки. По его инициативе в радиотехническом полку Прибалтийского военного округа, некоторых других частях провели эксперимент – изучили возможность приема радиоизлучений бортовых средств спутников-шпионов. Оказалось, сделать это совсем не трудно даже с помощью обычных штатных радиоприемных устройств.
Важно было узнать возможности разведывательных аппаратов США, ответить на вопрос, который волновал всех: что видят американцы на нашей территории из космоса, срабатывает ли система маскировки или она бессильна перед всевидящим орбитальным оком.
Уравнение с неизвестными
Что потребовалось от системы? Прежде всего, чтобы определяла предназначение КА и его жизнеспособность, вела радиоперехват информации, сбрасываемой на Землю. Системе было присвоено наименование «Звезда».
Начальник отдела распознавания иностранных ИСЗ НИИ № 45 (ЦНИИ-45), доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии Александр Горелик задавался вопросом: как быть, если целью системы будет не спутник-мишень, а спутник вероятного противника, орбитальные параметры которого с помощью радиолокаторов рассчитать несложно, однако, как определить его назначение, распознать для каких задач запущен?
В отделе развернули несколько направлений – оптическое, радиолокационное, радиотехническое. На математической модели распознавания ИСЗ оценили, каким образом изменится вероятность правильного распознавания спутников, если помимо радиолокационной и фотометрической информации использовать также радиотехническую. Исследования показали, что анализ радиоизлучений иностранных космических объектов почти в два раза повышает вероятность правильного определения типа аппарата.
Генерал-майор Михаил Рогаткин
«Вооружившись этими данными, – вспоминает Александр Горелик, – я в конце 1963 года обратился в ГРУ Генерального штаба, где нашел полную поддержку заместителя начальника управления радио- и радиотехнической разведки генерал-майора Михаила Рогаткина. Совместными усилиями ГРУ и КГБ при поддержке 4-го ГУМО было инициировано принятие постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР о создании системы радио- и радиотехнической разведки в составе трех пунктов и Центра обработки информации».
Разведку радиоизлучений космических объектов в 6-м управлении ГРУ возглавил полковник Евгений Колоколов – прекрасный инженер с большим опытом работы. Пункты системы следовало разместить в крайних точках нашей страны – на западе и востоке. Дислокацию центрального объекта, откуда и будет вестись управление всей системой, определили в Московской области.
В районе Одессы в Чабанке, на территории радиотехнического полка возвели станцию разведки и радиоперехвата спутниковых систем «Звездочка» с антенной 12 метров, которая по расчетам должна была вести радиоперехват как военных, так и коммерческих систем спутниковой связи. «В 1971 году она была готова, – рассказывал мне генерал Петр Шмырев, – сформировали небольшую по численности воинскую часть, которую возглавил В. Рождественский. Долго не удавалось добиться реального приема сигнала. Все было ново, не опробовано на практике. Приходилось, что называется, решать уравнение со многими неизвестными».
Вот что о той большой научной и инженерной работе вспоминал офицер радиоразведки инженер Юрий Крестовский. Когда стало известно, что США готовит к запуску три стационарных искусственных спутника Земли ДСЦС-2 военного назначения в зонах Атлантического, Индийского и Тихого океанов, ЦНИИ-18 Министерства обороны была поставлена задача разработать и изготовить комплект аппаратуры для приема сигналов этих ИСЗ. В отличие от коммерческих ИСЗ «Интелсат» по ДСЦС-2 информация практически отсутствовала. «Я возглавил тогда научный отдел и был назначен руководителем оперативного заказа по изготовлению станции разведки американского стратегического спутника ДСЦС-2, – говорил Крестовский. – Аппаратуру удалось сделать в короткое время, меньше чем за год. Примечательно, что ее собрали полностью на отечественной элементной базе, ни одной иностранной детали».
Но после монтажа начался мучительный поиск спутника. Вот тут и пришлось решать задачу с тремя неизвестными. Рабочие частоты неизвестны, координаты подспутниковых точек – тоже, но самое главное – неизвестно, достаточен ли по своей энергетике наш малошумящий усилитель.
Сигнал искали пять суток. Сначала в зоне Атлантики, потом в зоне Индийского океана. После чего стали вести сканирование по частоте и в пространстве по новой методике. В Москве кто-то уже поторопился доложить: станция смонтирована. А коли так, почему нет результатов работы? Каждый день из управления шли депеши: ускорить, усилить...
Наконец после недельного поиска удалось впервые принять сигналы американского военного стратегического спутника ДСЦС-2. Причем снять очень важную информацию! Откровенно говоря, это стоило бессонных ночей: американцы докладывали о деятельности Государственного департамента, стратегического авиационного командования. Всю эту информацию, разумеется, отправляли в Москву.
Впоследствии данные были использованы при внедрении основной системы «Звезда». Ее строительство шло своим чередом. Центр разведки иностранных космических объектов в Венспилсе вступил в строй в 1975 году. Потом сдан в эксплуатацию пункт на Дальнем Востоке в Яковлевке, за ним – в Закавказье в Казахе.
Удар по «Звезде»
За создание системы «Звезда» Государственной премии СССР были удостоены начальник 6-го управления ГРУ генерал-лейтенант Петр Шмырев, первый командир системы полковник Евгений Колоколов, сменивший его полковник Степан Терновой, а также полковник Александр Горелик из 45-го ЦНИИ МО.
Система «Звезда» эффективно функционировала и интенсивно совершенствовалась. 6-е управление ГРУ всегда держало в поле зрения пространственный поиск наиболее информативных ретрансляторов, проводило эксперименты. На Чукотке они дали хорошие результаты, и в 1984 году на радиопеленгаторном узле в Беринговском был организован еще один пункт системы «Звезда». Так удалось обеспечить доступ к новым источникам развединформации.
В 1985 году на реконструированном и расширенном радиопеленгаторном узле в Иркутске открыт первый объединенный пункт систем «Звезда» и «Круг». Через несколько лет, в 1989 году «Звездочка», располагавшаяся в Чабанке под Одессой, и радиопеленгаторный узел «Круг» в Дальнике были объединены и включены в общую систему «Звезда».
Казалось, система настолько жизнеспособна и важна, что ничто не может помешать ее поступательному развитию. «Но произошли события 1991 года, – с горечью вспоминал генерал Петр Шмырев, – опрокинувшие все наши планы. Развал Советского Союза нанес сокрушительный удар по «Звезде». Она потеряла больше половины своих добывающих средств: крупнейший пункт в Венспилсе, только что созданный пункт в Одессе, пункт в Казахе. Конечно, на территории России потом будут построены новые пункты, их оснастят более совершенной техникой, однако утрату западных и юго-западных форпостов долго не удавалось восполнить». Но опыт первопроходцев космической разведки продолжает успешно работать и сегодня.
Автоматическая система мониторинга и отбора информации
Источник
Другие материалы рубрики
  16 июня 2021 года
19:05
VR-шлем от «Роскосмоса»
  11 июня 2021 года
22:01
Lite Coms получила новые сертификаты.